Соломия Чубай: «Стихи папы читала еще в детсаду»

0
23

«Пятикнижие» Грицька Чубая выбрали лучшей книгой Форума издателей
Это первое за последние 15 лет издание легендарного поэта из Львова — заслуга его дочери Соломии Чубай. Ей было всего два года, когда отец умер.

Сегодня 34-летняя Соломия с гордостью презентует украинскому читателю сборник его стихов «Пятикнижие», которую когда-то сам Грицько Чубай создал как машинописный самиздат…

— Оригинал самиздата отцовского «Пятикнижия», которое он собственноручно набирал на печатной машинке, постоянно был у моего брата — Тараса Чубая, — говорит Соломия. — Он использовал его, когда писал музыку на стихи папы. Тарас работал только с оригиналом… Есть еще копия этого самиздата. А больше экземпляров «Пятикнижие», кроме этих двух, не было. Вот настало время его опубликовать…

Эта книга-не просто сборник стихов отца. В книгу вошли фото папы, факсимиле автографов, его письма. До сих пор это нигде не публиковалось.

— Предыдущая книга вашего отца «Плач Иеремии» вышла в свет еще 15 лет назад. Почему такой долгий перерыв в издании творческого наследия Григория Чубая?

— Я подрастала, а Тарас Чубай популяризировал отцу стихи в своих песнях. Я вот выросла и поняла, что нужно, наконец, заявить о Григория Чубая серьезным художественным проектом. Для этого организовала и сбор средств — получили от тех, кому небезразлично творчество отца, 35 тысяч гривен.

К слову, «Пятикнижие» Чубая-это не только поэтический сборник. Это художественный проект, участниками которого стали и друзья папы. Мы презентовали книгу в театре им. Марии Заньковецкой — спектаклем-концертом. Специально для этого события приехал из США Виктор Морозов — музыкант, отцов друг. Пришел и еще один друг отца, поэт Богдан Стельмах.

А также и Олег Лышега, который больше всего приобщился к этому проекту. Он передал нашей семье письма от отца, которые хранил у себя еще с 1975 года. Они, к слову, тоже опубликованы в книге. Эти письма, а также и разговоры с Олегом Лишегою, помогли мне лучше познать отца… Он был светлым и ранимым человеком. В конце концов, каждый, кто прочитает книгу, — это сам поймет.